До 2007г. калужский предприниматель Селиванов В.В., совместно с членами своей семьи (Селивановым В.В., Селивановой О.В., Янсон А.Б, Янсон Е.И.) осуществляли бизнес в сфере индивидуального жилищного строительства при долевом участии граждан.
Деятельность строительных фирм и их активы (земельные участки с объектами незавершенного строительства, имущество, с помощью которого осуществлялось строительство) стали объектом внимания сотрудников правоохраниетльных органов.
В 2007г. по отношению к Селиванову В.В. и членам его семьи сотрудниками оперативных органов и органов следствия Управления внутренних дел по Калужской области была начата рейдерская атака.
Руководители и собственники фирм были упрятаны за решетку, сами фирмы признаны банкротами, имущество фирм выведено и исчезло, а вокруг недостроенных зданий бродили толпы граждан-дольщиков, гнев которых “правоохранители” искусно направили на руководителей строительных фирм.

В августе 2006г. – на директора головной организации – Янсона А.Б.  заведено уголовное дело   № УК-22-498 по неуплате налогов.

08 февраля 2006 г. – Приговором  районного суда  Янсон А.Б. оправдан по предъявленному обвинению  по ст.199.1 ч.1 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

15 апреля 2008 г. Судебной коллегия Калужского областного суда определила  – приговор районного суда оставить без изменения.

2007г. – заведено дело об административном правонарушении № ГК-33-А-7-31/2007 в отношении ген. директора Янсона А.Б., предусмотренном ч.1 ст.14.28 КоАП РФ.

7.05.2007г. – Решением Калужского областного суда дело прекращено.

18.05.2007г. возбуждено уголовное дело №68734в отношении Селиванова В.В., Селиванова В. В. (сын), Янсона А.Б. по ст.159 ч.4 УК РФ.

Затем в 2008г.  в обвиняемые добавлены  Янсон Е.И.,  Селиванова О.В.  и добавлена ст.174.1 ч.4.  УК РФ

ноябрь 2007г. – Селиванов В.В., Селиванов В.В (сын), Янсон А.Б. были задержаны и заключены под стражу. Нахождение под стражей продолжалось 15 месяцев.

В период с ноября 2007г. по февраль 2009г. руководители и собственники фирм были под стражей, сами фирмы признаны банкротами, имущество фирм выведено и исчезло.

февраль 2009г.- Калужский областной суд, убедившись в полной несуразности предъявленного обвинения, отказался продлять пребывание под стражей и освободил задержанных, а прокуратура вернула уголовное дело на доследование.

Я, Селиванов Валерий Викторович, занимаюсь бизнесом со второй половины 80-х годов 20 века, т.е. с момента зарождения его в современной России. В 1988 году был избран председателем Калужского областного союза кооперативов, а также членом Совета российского Союза кооперативов. В то время трудно было представить себе возникновение в стране ситуации, когда можно будет так беззастенчиво, безнаказанно и нагло попирать права своих граждан и делаться это будет руками сотрудников органов, созданных и содержащихся государством на деньги этих граждан для того, чтобы их права защищать.
До 2007 года мною осуществлялся бизнес в сфере индивидуального жилищного строительства при долевом участии граждан. Совместно со мной в бизнесе участвовали члены моей семьи: сын -Селиванов Вячеслав Валерьевич, зять – Янсон Анатолий Борисович, бывшая жена сына- Селивано-ва Ольга Владимировна, мать зятя- Янсон Елена Ивановна. К самым привлекательным активам на-ших фирм относились земельные участки с объектами незавершенного строительства, а также разнообразное имущество, с помощью которого осуществляется строительство.

В 2007 году по отношению ко мне и членам моей семьи сотрудниками оперативных органов и органов следствия управления внутренних дел по Калужской области была начата рейдерская атака. Эта рейдерская атака осуществлялась посредством применения противоправных коррупционных действий, прикрытых документами, пятый год расследуемого уголовного дела № 68734, возбужденного в мае 2007 года следственным управлением УВД по Калужской области. Для нашего преследования выбран традиционный и самый удобный для милицейского рейдерства уголовный состав – мошенничество, совершенное группой в особо крупном размере ( ч.4 ст.159 УК РФ и ст.174.1-ч.4).
В ноябре 2007 года я и двое членов моей семьи: сын Селиванов Вячеслав Валерьевич и зять Янсон Анатолий Борисович были задержаны и заключены под стражу. Наше нахождение под стражей продолжалось до февраля 2009 года, т.е. 15 месяцев. Оно продолжалось бы и далее, но у «правоохранителей» возникла не запланированная осечка: Калужский областной суд, убедившись в полной несуразности предъявленного нам обвинения, отказался продлять наше пребывание под стражей и освободил нас, а прокуратура вернула уголовное дело на доследование.

Освободившись из-под стражи мы обнаружили на месте нашего бизнеса выжженное поле, ни земельных участков, ни принадлежавшего нашим фирмам имущества, уже не было. Чтобы спрятать концы в воду был задействован проверенный и отработанный механизм: руководители и собственники фирм упрятаны за решетку, сами фирмы признаны банкротами, имущество фирм выведено и исчезло. Вокруг недостроенных зданий бродили толпы граждан -дольщиков, гнев которых «правоохранители» искусно направляли на нас.
Судьба той малой части имущества, которая прослеживается, ясно указывает направления утечки этого имущества. Майор милиции Тарасов С. стал собственником 4х-комнатной квартиры по ул. Тульская, 78, стоимостью более 4х млн. рублей. Кроме того, он оставил за собой право на получение от фирмы 3х комнатной квартиры, за которую внес 2,1 млн. рублей и предъявил к нам, как к физическим лицам, иск на эту же сумму. И это не удивительно, если учесть, что гражданская жена – капитан милиции Ерохина С.В. была одним из подписантов меморандума, послужившего основанием для возбуждения против нас уголовного дела.

Понятно, что на все наши обращения по поводу утраченного имущества и его коррупционного присвоения в прокуратуру, милицию, следственный комитет мы получали и получаем пустые невнятные отписки – (….в действиях сотрудников милиции состава преступления не обнаружено).

А с нами «правоохранители» продолжают разбираться. Теперь их усилия направлены на достижение главной цели, они стремятся убедить дольщиков разгромленных фирм в том, что они до сих пор ничего не получили по нашей вине, а вовсе не в результате разгрома фирм самими «правоохранителями».
Обвинение сформулировано по известному, отработанному другими «правоохранителями» образцу, предъявленному Ходорковскому и Лебедеву, но если те обвинялись и признаны виновными в хищении всей добытой нефти, то мы обвиняемся в хищении путем мошенничества всех денежных средств, полученных фирмами от инвесторов за весь период деятельности фирм. По мнению калужских следователей, мы похитили даже то, что похитить в принципе невозможно: деньги, на которые были построены здания и сооружения, которые были перечислены поставщикам и подрядчикам, которые были выплачены в качестве заработной платы, перечислены в качестве налогов в бюджет, в качестве сборов в специальные фонды.

Постулаты уголовного права, указывающие на то, что хищение имущества без его изъятия и присвоения виновными лицами невозможно, отброшены «правоохранителями» в сторону и забыты. Забыты и не учитываются здравый смысл и законы логики, игнорируется даже заключение экспертизы, назначенной самими следователями, которая определила, что значительная часть собранных с инвесторов денежных средств, вложена в строительство объектов.
В настоящее время мы изучаем материалы 240-томного уголовного дела, в каждом изученном томе, мы находим документы, разрушающие обвинение. Но упорство, которое проявляется следствием в продолжении нашего преследования, убеждает нас в том, что аналогия с процессом Ходорковского-Лебедева найдет проявление не только в несуразности обвинения, но и в результате судебного рассмотрения.