Виталий Бунтов. История.

 

Бунтов Виталий Маратович 1976 г.р. осужден в 2002 году Хабаровским Краевым  судом по ст.105 ч.2 п «з»*; ст.162 ч.3 пп «б, в»*; ст. 325 ч.2*; 317*; 222 ч.1* УК РФ и приговорён к пожизненному лишению свободы. Позднее Верховный Суд в Кассационном порядке заменил срок заключения на 25 лет строгого режима.

Виталий осужден по сфабрикованному уголовному делу за чужие преступления, и вот уже 10 лет его семья пытается восстановить справедливость в отношении этого дела и спасти невиновного. Но, к сожалению, государство не хочет признавать следственные и судебные ошибки, а, наоборот, предпринимает максимальные усилия для того, чтобы помочь уйти от ответственности виновным должностным лицам. Устанавливать истину никому невыгодно, все действуют по принципу: был бы человек, а статья найдется.

На то, что дело сфабриковано, указывают следующие факты:

1. Единственный свидетель по делу С. Федоров ранее сам привлекался по этому делу в качестве подозреваемого (на него прямо указывают три свидетеля, что незадолго до этого он дважды пытался совершить это убийство). Именно на его кроссовках была обнаружена кровь жертвы. На следствии он давал четыре версии кардинально отличающихся друг от друга показаний, оговаривая Виталия.Ситуационно-баллистическая экспертиза установила, что убийство совершил левша, при этом Федоров левша, а Виталий правша и т.д.

2. В деле имеется сфабрикованный протокол, трактуемый следствием как «признательные показания» Виталия, который он всегда  отвергал и оспаривал, требуя проведения почерковедческой экспертизы подписи под протоколом, которая ему не принадлежит.
Но следствие и суд категорически отказывали ему в проведении такой экспертизы. Семья Виталия провела независимую почерковедческую экспертизу, которая установила, что оспариваемая подпись в протоколе не принадлежит Виталию и сделана другим лицом.

3. В качестве орудия преступления Виталию незаконно вменили какой-то пистолет. При этом, по непонятным причинам, сначала в деле фигурировали единовременно два пистолета. После того, как следователь Глаголева И.В. приняла дело к производству, необъяснимым невероятным образом в деле стал фигурировать только один пистолет. При этом махинации с пистолетом необъяснимы; мистическим образом в деле отсутствуют фотографии этих пистолетов, номера, отличительные особенности, цвет и хоть чтобы то ни было, что могло бы подтвердить их реальное существование. Ни один из пистолетов не проверяли на принадлежность Виталию, все покрыто тайной. Почему-то сначала их было два, а потом один из них исчез — и какой именно остался, тоже непонятно.
По документам пистолет изымался у некоего оперативника Лемешко. При этом один из понятых,присутствовавший при выемке, в своих письменных показаниях указывает, что оперативник Лемешко был в наручниках, и из его кармана достали пачку патронов и глушитель. Этот же понятой в своих показаниях указывает, что эта выемка пистолета производилась у оперативника Лемешко в 10ч.45мин., т.е.,  за 45 минут до задержания Виталия. Задержание Виталия происходило в 11 ч. 30 минут, в другом районе города в трех километрах от ОВД, где производилась выемка у оперативника Лемешко.

4. Версия обвинения, следствия и согласившегося с ними суда о том, что Виталий якобы в 11:30 произвел выстрел в сотрудника милиции через правый карман своей куртки (из пистолета, в 10:45 изъятого у оперативника Лемешко!!!) — является абсолютно безумной и бездоказательной. Так как, кроме изложенного, заключением эксперта №343-МК (т.2 л.д.244-253) и комиссионной экспертизой №114 от 12.07.2002г. установлено отсутствие повреждений на правой поле куртки и отсутствие продуктов выстрела на подкладке правого кармана куртки Виталия. И таких фальсификаций в деле очень и очень много, не говоря уже о множестве недопустимых процессуальных нарушений в ходе расследования.

В январе 2009 г. Виталия перевели в ИК-1 Тульской области.
В этой колонии сотрудники администрации предложили Виталию работать на них. Он должен был без всяких вопросов  выполнять все их поручения, а именно: избивать осужденных, выбивать  из них любые показания, заставлять их постоянно платить деньги, пытать их, а при необходимости — ликвидировать. Ему рассказали, как это нужно делать, чтобы потом не было доказательств.  Виталий отказался, за что и подвергся жесточайшим пыткам и издевательствам. Ему нанесли деревянной битой черепно-мозговую травму, отбили почки, вырвали все ногти на руках и ногах, предварительно загоняя под них иглы. Потом заставили его самого убирать камеру, которая была вся в крови. Ему удалось собрать девять ногтей и передать их своей  маме на длительном плановом свидании.

Мы сразу обратились в Следственный комитет РФ, Прокуратуру РФ, ФСБ, Президенту РФ, в Общественную палату, Министерство Юстиции РФ, к депутатам Госдумы и в Совет Федерации,правозащитникам, СМИ, в суды и т.д. Наши обращения исчисляются сотнями. Мы предоставили в компетентные следственные органы неопровержимые доказательства:

— Вырванные истязателями ногти Виталия со следами щипцов и иголок, которые сначала загоняли под ногти;

— Подтверждающие экспертные исследования ногтей и телесных повреждений Виталия;

— Видеозаписи, сделанные корреспондентами международных СМИ, на которых хорошо видны телесные повреждения Виталия в виде множественных гематом на теле, отсутствие всех ногтей и свежие раны на месте ногтей.

— Несмотря на это следственные органы категорически отказались возбуждать уголовное дело в отношении виновных должностных лиц, пытавших Виталия. И наоборот, предприняли все возможные действия по сокрытию улик. Следователь СКР и прокуратура, якобы «проводившие» «проверку», скрыли и сфальсифицировали доказательства. Прямо во время «проведения проверки» были покрашены и отремонтированы камеры, в которых истязали и пытали Виталия;

— Врача-эксперта Мошенскую С.П., проводившую  медицинское обследование Виталия и установившую факты пыток Виталия, задержали в ИК-1, отобрали анализы…

Из-за этой коррупционной круговой поруки мы вынуждены были обратиться за защитой в Европейский Суд по правам человека в г.Страсбург. Наша жалоба №27026\10 «Бунтов против России» была принята Европейским Судом к рассмотрению в приоритетном порядке, и в данный момент судопроизводство приближается к завершающей стадии вынесения решения.

За то, что Виталий обратился в Европейский Суд и открыто разоблачил организованную преступную группу, состоящую из должностных лиц силовых ведомств: органов дознания, МВД, Прокуратуры и др.,совместно с силовиками пытавшими Виталия, было возбуждено уголовное дело против Виталия, и эти же люди стали осуществлять его уголовное преследование за жалобу №27026\10 и указанные обстоятельства, являющиеся предметом расследования Европейского Суда.

Это продолжалось год  и шесть месяцев. И лишь вмешательство Совета Европы сделало невозможным уголовное осуждение Виталия якобы «за клевету», а на самом деле — за то, что он обратился за защитой своих прав в ЕСПЧ.

В процессе этого уголовное преследования Виталия грубо лишали его прав, препятствовали его адвокату Столбунову А.Б. участвовать в деле и осуществлять его защиту, отказались знакомить его с материалами дела и т.д.

По этому поводу суд вынес частное постановление в адрес прокуратуры и органов дознания МВД о том,что эти нарушения закона являются недопустимыми, и они обязаны принять меры.

Так как к пыткам  Виталия причастны «силовики» из руководства УФСИН по Тульской области, то и в ИК-4 Тульской области, куда перевели Виталия из ИК-1 после пыток, его преследования продолжились.

В ИК-4 Виталия незаконно заключили в одиночную камеру штрафного изолятора на три месяца. Незаконность этих действий администрации ИК-4 установлена двумя судебными решениями, на основании которых нами подан иск против ФСИН РФ. Кроме того, в ИК-4 Виталия незаконно подвергали дисциплинарным наказаниям, незаконность которых установлена судебными решениями, вступившими в законную силу.

Принуждая Виталия отозвать жалобу №27026\10 из Европейского Суда, должностные лица ИК-4 разбилиВиталию   30 килограммовой гантелью большой палец левой ноги. Следственные органы в очередной раз категорически отказываются возбуждать в отношении них уголовное дело.
В связи с этим мы снова были вынуждены обратиться за защитой в Европейский Суд, и жалоба №25327/11 «Бунтов против России» по этим фактам находится на рассмотрении.

* Примечание:
ст. 105 ч.2 п «з» — убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.
ст. 162 ч.3. пп.»б, в» — разбой, совершенный в особо крупном размере с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
ст. 325 ч.2 — похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа.
ст. 317 — посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа.
ст. 222 ч.1 — незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

 Бунтов Виталий Маратович 1976 г.р. осужден в 2002 году Хабаровским Краевым  судом по ст.105 ч.2 п «з»*; ст.162 ч.3 пп «б, в»*; ст. 325 ч.2*; 317*; 222 ч.1* УК РФ и приговорён к пожизненному лишению свободы. Позднее Верховный Суд в Кассационном порядке заменил срок заключения на 25 лет строгого режима.Виталий осужден по сфабрикованному уголовному делу за чужие преступления, и вот уже 10 лет его семья пытается восстановить справедливость в отношении этого дела и спасти невиновного. Но, к сожалению, государство не хочет признавать следственные и судебные ошибки, а, наоборот, предпринимает максимальные усилия для того, чтобы помочь уйти от ответственности виновным должностным лицам. Устанавливать истину никому невыгодно, все действуют по принципу: был бы человек, а статья найдется.На то, что дело сфабриковано, указывают следующие факты:1. Единственный свидетель по делу С. Федоров ранее сам привлекался по этому делу в качестве подозреваемого (на него прямо указывают три свидетеля, что незадолго до этого он дважды пытался совершить это убийство). Именно на его кроссовках была обнаружена кровь жертвы. На следствии он давал четыре версии кардинально отличающихся друг от друга показаний, оговаривая Виталия.Ситуационно-баллистическая экспертиза установила, что убийство совершил левша, при этом Федоров левша, а Виталий правша и т.д.2. В деле имеется сфабрикованный протокол, трактуемый следствием как «признательные показания» Виталия, который он всегда  отвергал и оспаривал, требуя проведения почерковедческой экспертизы подписи под протоколом, которая ему не принадлежит.
Но следствие и суд категорически отказывали ему в проведении такой экспертизы. Семья Виталия провела независимую почерковедческую экспертизу, которая установила, что оспариваемая подпись в протоколе не принадлежит Виталию и сделана другим лицом.3. В качестве орудия преступления Виталию незаконно вменили какой-то пистолет. При этом, по непонятным причинам, сначала в деле фигурировали единовременно два пистолета. После того, как следователь Глаголева И.В. приняла дело к производству, необъяснимым невероятным образом в деле стал фигурировать только один пистолет. При этом махинации с пистолетом необъяснимы; мистическим образом в деле отсутствуют фотографии этих пистолетов, номера, отличительные особенности, цвет и хоть чтобы то ни было, что могло бы подтвердить их реальное существование. Ни один из пистолетов не проверяли на принадлежность Виталию, все покрыто тайной. Почему-то сначала их было два, а потом один из них исчез — и какой именно остался, тоже непонятно.
По документам пистолет изымался у некоего оперативника Лемешко. При этом один из понятых,присутствовавший при выемке, в своих письменных показаниях указывает, что оперативник Лемешко был в наручниках, и из его кармана достали пачку патронов и глушитель. Этот же понятой в своих показаниях указывает, что эта выемка пистолета производилась у оперативника Лемешко в 10ч.45мин., т.е.,  за 45 минут до задержания Виталия. Задержание Виталия происходило в 11 ч. 30 минут, в другом районе города в трех километрах от ОВД, где производилась выемка у оперативника Лемешко.4. Версия обвинения, следствия и согласившегося с ними суда о том, что Виталий якобы в 11:30 произвел выстрел в сотрудника милиции через правый карман своей куртки (из пистолета, в 10:45 изъятого у оперативника Лемешко!!!) — является абсолютно безумной и бездоказательной. Так как, кроме изложенного, заключением эксперта №343-МК (т.2 л.д.244-253) и комиссионной экспертизой №114 от 12.07.2002г. установлено отсутствие повреждений на правой поле куртки и отсутствие продуктов выстрела на подкладке правого кармана куртки Виталия. И таких фальсификаций в деле очень и очень много, не говоря уже о множестве недопустимых процессуальных нарушений в ходе расследования.В январе 2009 г. Виталия перевели в ИК-1 Тульской области.
В этой колонии сотрудники администрации предложили Виталию работать на них. Он должен был без всяких вопросов  выполнять все их поручения, а именно: избивать осужденных, выбивать  из них любые показания, заставлять их постоянно платить деньги, пытать их, а при необходимости — ликвидировать. Ему рассказали, как это нужно делать, чтобы потом не было доказательств.  Виталий отказался, за что и подвергся жесточайшим пыткам и издевательствам. Ему нанесли деревянной битой черепно-мозговую травму, отбили почки, вырвали все ногти на руках и ногах, предварительно загоняя под них иглы. Потом заставили его самого убирать камеру, которая была вся в крови. Ему удалось собрать девять ногтей и передать их своей  маме на длительном плановом свидании.Мы сразу обратились в Следственный комитет РФ, Прокуратуру РФ, ФСБ, Президенту РФ, в Общественную палату, Министерство Юстиции РФ, к депутатам Госдумы и в Совет Федерации,правозащитникам, СМИ, в суды и т.д. Наши обращения исчисляются сотнями. Мы предоставили в компетентные следственные органы неопровержимые доказательства:— Вырванные истязателями ногти Виталия со следами щипцов и иголок, которые сначала загоняли под ногти;— Подтверждающие экспертные исследования ногтей и телесных повреждений Виталия;— Видеозаписи, сделанные корреспондентами международных СМИ, на которых хорошо видны телесные повреждения Виталия в виде множественных гематом на теле, отсутствие всех ногтей и свежие раны на месте ногтей.— Несмотря на это следственные органы категорически отказались возбуждать уголовное дело в отношении виновных должностных лиц, пытавших Виталия. И наоборот, предприняли все возможные действия по сокрытию улик. Следователь СКР и прокуратура, якобы «проводившие» «проверку», скрыли и сфальсифицировали доказательства. Прямо во время «проведения проверки» были покрашены и отремонтированы камеры, в которых истязали и пытали Виталия;— Врача-эксперта Мошенскую С.П., проводившую  медицинское обследование Виталия и установившую факты пыток Виталия, задержали в ИК-1, отобрали анализы…Из-за этой коррупционной круговой поруки мы вынуждены были обратиться за защитой в Европейский Суд по правам человека в г.Страсбург. Наша жалоба №27026\10 «Бунтов против России» была принята Европейским Судом к рассмотрению в приоритетном порядке, и в данный момент судопроизводство приближается к завершающей стадии вынесения решения.За то, что Виталий обратился в Европейский Суд и открыто разоблачил организованную преступную группу, состоящую из должностных лиц силовых ведомств: органов дознания, МВД, Прокуратуры и др.,совместно с силовиками пытавшими Виталия, было возбуждено уголовное дело против Виталия, и эти же люди стали осуществлять его уголовное преследование за жалобу №27026\10 и указанные обстоятельства, являющиеся предметом расследования Европейского Суда.Это продолжалось год  и шесть месяцев. И лишь вмешательство Совета Европы сделало невозможным уголовное осуждение Виталия якобы «за клевету», а на самом деле — за то, что он обратился за защитой своих прав в ЕСПЧ.В процессе этого уголовное преследования Виталия грубо лишали его прав, препятствовали его адвокату Столбунову А.Б. участвовать в деле и осуществлять его защиту, отказались знакомить его с материалами дела и т.д.По этому поводу суд вынес частное постановление в адрес прокуратуры и органов дознания МВД о том,что эти нарушения закона являются недопустимыми, и они обязаны принять меры.Так как к пыткам  Виталия причастны «силовики» из руководства УФСИН по Тульской области, то и в ИК-4 Тульской области, куда перевели Виталия из ИК-1 после пыток, его преследования продолжились.В ИК-4 Виталия незаконно заключили в одиночную камеру штрафного изолятора на три месяца. Незаконность этих действий администрации ИК-4 установлена двумя судебными решениями, на основании которых нами подан иск против ФСИН РФ. Кроме того, в ИК-4 Виталия незаконно подвергали дисциплинарным наказаниям, незаконность которых установлена судебными решениями, вступившими в законную силу.Принуждая Виталия отозвать жалобу №27026\10 из Европейского Суда, должностные лица ИК-4 разбилиВиталию   30 килограммовой гантелью большой палец левой ноги. Следственные органы в очередной раз категорически отказываются возбуждать в отношении них уголовное дело.
В связи с этим мы снова были вынуждены обратиться за защитой в Европейский Суд, и жалоба №25327/11 «Бунтов против России» по этим фактам находится на рассмотрении.* Примечание:
ст. 105 ч.2 п «з» — убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.
ст. 162 ч.3. пп.»б, в» — разбой, совершенный в особо крупном размере с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
ст. 325 ч.2 — похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа.
ст. 317 — посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа.
ст. 222 ч.1 — незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Наверх