Нарушения права на защиту

В производстве Кировского районного суда г. Казани находилось уголовное дело № 716870-11. По обвинению Клёвина Д.А. в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 186 ч.1,30 ч.3 и 161 ч.1 УК РФ.

В ходе ведения защиты по уголовному делу установлено следующее В ходе дознания и предварительного следствия было существенно нарушено право Клевина Д.А. на защиту и состязательность сторон.

Уголовное дело на стадии предварительного следствия вели дознаватель ОМ №3 «Зареченский» капитан полиции Гайнутдинова Д.В., следователи отдела по расследованию преступлений на территории обслуживаемой ОМ №3 «Зареченский» СУ при УВД по г. Казани капитан юстиции Мурсалимова Г.Р. капитан юстиции Галимова Е.А.

Конституционное право подозреваемого, обвиняемого на защиту является одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства (ст. 16 УПК РФ). В связи с этим уголовно-процессуальный закон (ст. 49–52, ст. 72) подробно регламентирует вопросы приглашения, назначения, замены защитника, отказа от защитника, устанавливает обстоятельства, исключающие участие защитника в производстве по уголовному делу. Разрешение данных вопросов по конкретному уголовному делу производится органами предварительного расследования в порядке определенной процедуры уголовного судопроизводства, не соблюдение которой свидетельствует о нарушении права подозреваемого, обвиняемого на защиту.

Таким образом, нарушение права подозреваемого, обвиняемого на защиту, допущенное органами следствия или дознания на стадии предварительного расследования, является обстоятельством, исключающим возможность постановления судом приговора или принятия иного решения по делу.

Статьей 48, ч. 1, Конституции РФ «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».

А согласно ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее — доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

Верховный Суд РФ последовательно признает существенным нарушением уголовно-процессуального закона факт необеспечения обвиняемому права пригласить защитника по своему выбору (Бюллетень ВС РФ. 1983. N 6. С. 8). Высший судебный орган усматривает нарушение закона, когда вместо избранного адвоката осуществлял защиту другой защитник (Бюллетень ВС РФ. 1982. N 6. С. 8; 1989. N 3. С. 5 — 6).

Эту позицию Верховный Суд РФ сохраняет, поддерживая право подсудимого на осуществление в суде защиты его интересов тем адвокатом, который представлял его интересы на стадии предварительного следствия (Бюллетень ВС РФ. 1972. N 5. С. 11; 1996. N 2. С. 11). Нужно иметь ввиду, что Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ еще 23 марта 1994 г. закрепило: «Приглашение следователем другого защитника вопреки воле обвиняемого, заключившего соглашение с адвокатом на участие в деле, призвано существенным нарушением уголовно-процессуального закона».

Это определение Верховного суда РФ согласно ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ являются приюдицией.

Однако органами предварительного следствия в нарушении закона была обеспечена сменяемость адвокатов. Что само по себе является недопустимым. Совершенно неясно, что побудило следствие постоянно заменять Клевину Д.А. адвокатов, при том что он не от одного защитника он не отказывался. В материалах дела данные об этом отсутствуют. Ходатайств об отказе от помощи защитника в порядке ст. 52 УПК РФ, в том числе на стадии судебных прений, от Клевина Д.А. не поступало.

При этом следователь не принимал решения об отводе защитника в порядке ст. 72 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В материалах дела этого нет, а стало быть приглашать иного защитника кроме адвоката Стебо А.А. у органов следствия оснований не было.

Однако в следственных действиях на стадии досудебного производства постоянно участвовали разные адвокаты, что подтверждается их адвокатскими ордерами, находящимися в деле. А именно адвокаты Адвокатского центра Кировского района г. Казани:

1. Адвокат Стебо А.А. Ордер № 104823, №104916

2. Адвокат Тухватуллина Г.Х. Ордер №104897

3. Адвокат Волостнова И.А. Ордер №104968

4. Адвокат Козлов О.Б. Ордер №105127

5. Адвокат Джумаев А.Э. Ордер №105501

6. Адвокат Троицкий Д.П. Ордер 134981

7. Адвокат Гумиров И.В. Ордер 000103

Согласно Федеральному закону №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31 мая 2002 года и Кодексу профессиональной деятельности адвоката не допускается односторонний отказ адвоката от принятой на себя защиты. Однако у Клевина Д.А. постоянно меняли адвокатов на предварительном следствии, что исключало их глубокое ознакомление с материалами уголовного дела, и делало защиту и юридическую помощь, которую они ему оказывали ничтожной. Таким образом, право на защиту Клевина Д.А. на стадии предварительного следствия реализовано не было. Так п.6 ч.4 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» прямо запрещает адвокату отказался от принятой на себя защиты.

Часть 2 ст.13 Кодекса профессиональной этики адвоката так же содержит в себе запрет адвокату, принявшему в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты и должен выполнять свои обязанности защитника до стадии подготовки и подачи кассационной жалобы на приговор суда по делу его подзащитного. Адвокат, принявший на себя защиту на стадии предварительного следствия не в праве отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции. Налицо категоричный и однозначный запрет законодателя на отказ адвоката от принятой на себя обязанностей перед клиентом по своей инициативе и в одностороннем порядке.

Однако у Клевина Д.А. постоянно менялись адвокатов, хотя Клевин Д.А. был категорически против такой замены, и от адвоката не отказывался. Согласно ст. 48 Конституции РФ государством каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Данное конституционное право предусмотрено, прежде всего, для уголовного судопроизводства и воплощено законодателем в главе 7 УПК РФ.

В соответствии со ст. 1 УПК РФ установленный в Кодексе и основанный на Конституции РФ порядок уголовного судопроизводства является обязательным для судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания.

Из положения ст. 11, 16 Кодекса следует, что следователь обязан не только разъяснить подозреваемому его права, но и обеспечить возможность осуществления этих прав, в частности обеспечить конституционное право на защиту.

Пункт 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ закрепляет право обвиняемого пользоваться помощью защитника, который в силу ст. 49 Кодекса осуществляет защиту прав и интересов подозреваемого и оказывает ему юридическую помощь при производстве по делу.

Часть 1 ст. 50 УПК РФ определяет, что защитник приглашается самим обвиняемым. Отказ от защитника согласно ст. 52 УПК РФ допускается только по инициативе самого обвиняемого и должен быть заявлен исключительно в письменном виде. Если обвиняемый не отказался от защитника в установленном порядке, следователь обязан обеспечить участие защитника в уголовном судопроизводстве (ч. 3 ст. 51). В материалах уголовного дела письменный отказ Клевина Д.А. от помощи защитника отсутствовал. Таким образом, в нарушение ст.ст. 49, 51, 53 УПК РФ вышеперечисленные адвокаты не выполнили свои обязанности, связанные с защитой Клевина Д.А., чем лишили осужденного права на защиту, гарантированного Конституцией Российской Федерации и уголовно-процессуальным законодательством.

Следствие на данное нарушение закона адвокатами не отреагировало, чем способствовало нарушению права Клевина Д.А. на защиту.

Органы следствия в нарушение ч. 3 ст. 51 УПК РФ не обеспечили участие защитника при производстве всех следственных действий с участием Клевина Д.А.

25 февраля 2011 года следователь Галимова Е.А. ознакомили Клевина Д.А. с заключением эксперта о №175Э от 22 февраля 2011 года по уголовному делу 716870. При этом следователь участие защитника в ознакомлении с экспертизой не обеспечил чем существенно нарушил право Клевина Д.А. на защиту. Как следует из протокола ознакомления Клевина Д.А. с заключением эксперта, защитник при этом не присутствовал, не знакомился с заключением эксперта, квалифицированную юридическую помощь Клевину Д.А. не оказывал. Письменный отказ обвиняемого от помощи защитника и на данной стадии уголовного судопроизводства также отсутствует, позиция Клевина Д.А. по данному вопросу не отражена в протоколе ознакомления с заключением эксперта.

Тем самым была нарушена ст. 206 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Постановление о назначении психиатрической экспертизы было вынесено следователем Галимовой Е.А. 11 марта 2011 года, при этом в постановлении отсутствуют подписи экспертов о том что им разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, а также что они предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. Заключение было дано 16 марта 2011 года. Однако с постановлением о назначении экспертизы Клевина Д.А. ознакомили только 21 марта 2011 года. Тем самым права подозреваемого и обвиняемого при назначении экспертизы, предусмотренные ст. 198 Уголовно-процессуального кодекса РФ были анулированны следователем Галимовой Е.А. в одностороннем порядке.

Таким образом Клевин Д.А. и его защитник лишились своих прав гарантированных законом. Что так же является нарушением права на защиту.

Из материалов уголовного дела не усматривается кто из адвокатов был допущен на стадии предварительного следствия в качестве защитника. Следователю целесообразно производить процессуальное оформление вступления адвоката в уголовное дело в целях осуществления защиты подозреваемого, обвиняемого. Для такого оформления следователю необходимо вынести одно из двух постановлений:

1) постановление «о назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск на предварительное следствие», в случае обязательного участия защитника по делу или по назначению следователя;

2) постановление «О признании адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск на предварительное следствие», если подозреваемый, обвиняемый, их родственники или иные лица заключат соглашение на ведение защиты с адвокатом по делу.

В связи с этим следователь должен вынести процессуальное постановление, как и по большинству других участников по уголовному делу, и признать его участником процесса со стороны защиты, а именно защитником по уголовному делу. Именно с этого момента каждый из участников сторон, в том числе и защитник, приобретают права, обязанности и ответственности вместе с уголовно - процессуальным статусом

Защитник же по делу является одним из главных участником процесса, от участия или неучастия которого, выполнения прав и обязанностей зависит и доказательственная сторона по делу. Поэтому следователь должен придать адвокату, явившемуся на предварительное следствие, процессуальный статус защитника и на основании этого допустить к уголовному делу. В постановлении о назначении адвоката в качестве защитника в резолютивной части делается запись по поводу оплаты труда адвоката на предварительном следствии по назначении.

Такого постановления вынесено не было.

Более того, из материалов дела усматривается, что вопрос об участии защитника органами следствия вообще не обсуждался с обвиняемым.

Уведомление о подозрении Клевину Д.А. дознавателем Гайнутдиновой Д.В. не вручалось. Этим была нарушена ст. 223.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. И права на защиту.

Клевину Д.А. не сразу предоставили защитника. 17 февраля 2011 года Клевин Д.А. был задержан, однако защитник не присутствовал.

Обеспечение следствием и дознанием права на защиту Клевина Д.А. на предварительном следствии носила формальный и полностью необъективный характер.

Нарушение права пользоваться помощью защитника на стадии дознания и предварительного следствия лишило Клевина Д.А. возможности подготовки к эффективной судебной защите в стадии предварительного расследования. Данное нарушение уголовно-процессуального закона является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое (как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства) исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией РФ функцию осуществления правосудия.

Подобные нарушения способствуют ухудшению состояния правопорядка и законности на территории Российской Федерации, росту преступлений, нарушению прав и законных интересов граждан РФ. Данное формальное отношение к проведению защиты по уголовному делу терпимым быть не может и требует принятия незамедлительных мер по их устранению.

На основании вышеизложенного и учитывая, что в действиях должностных лиц ОМ №3 «Зареченский» содержаться признаки деяния предусмотренного ст.286 УК РФ, а именно превышение должностных полномочий прошу надлежащим образом провести проверку данных фактов и вынести законное решение.

Ну, ничего себе так полиционэры карусель адвокатскую устроили!!!
Это типа, чтобы им скушно не было?
Или дело на столько громкое, что адвокаты в очереди стояли и каждый хотел отметиться?

На квалификационной коллегии разберемся кто там в деле захотел отметиться и почему.

А что, жалобу в квалиф коллегию подали?
В судебную в смысле? Странно. Тут же на следователей жаловаться надо?

Наверх